Портретная живопись Архитектура Франция Живопись Франция Скульптура Франсиско Гойя Французская пейзажная живопись Основатели фотографии Реализм и импрессионизм Моне Поль Сезанн Эдвард МункОгюст Роден

Европейская живопись и архитектура. Курс лекций по истории искусства


Франсиско Гойя. «Расстрел в ночь со 2 на 3 мая 1808 г.» 1814—15 г. Холст, масло. 2,67 х 4,06 м. Музей Прадо. Мадрид

С точки зрения психологии «Портрет семьи Карла IV» поразительно современен. Отказавшись от призванных льстить оригиналу условностей барочного придворного портрета, Гойя с безжалостной прямотой обнажает внутренний мир изображаемых персонажей. Они напоминают сборище призраков: испуганные дети, чванный король и — как проявление саркастической иронии мастера — гротескно вульгарная королева, позой напоминаю
щая инфанту Маргариту Веласкеса (обратим внимание на поворот головы и на левую руку). Как удалось Гойе остаться безнаказанным? Неужели королевская семья была настолько ослеплена роскошным изображением их костюмов, что не поняла, как художник разоблачил их? Видимо, Гойя написал королевских особ такими, какими они воображали себя сами, хотя для всего мира они предстали в своей истинной сути.

Когда в 1808 году армия Наполеона оккупировала Испанию, Гойя и многие его соотечественники надеялись, что захватчики принесут с собой необходимые Испании либеральные реформы. Варварское поведение французских войск разрушило эти надежды и вызвало к жизни столь же свирепое народное сопротивление. Этот горький опыт отразился во многих работах Гойи 1810—1815 годов. Самая значительная из них «Расстрел в ночь со 2 на 3 мая», написанная в 1808 году (илл. 337), изображает расстрел группы мадридских граждан. Здесь, в большей степени, чем прежде, ощущается необарочный стиль, об этом свидетельствуют яркие краски, широкий жидкий мазок и драматическое ночное освещение. Картине присуща интенсивная эмоциональность, свойственная религиозному искусству, но мученики тут гибнут за свободу, а не за Царствие небесное. Их же убийцы — посланцы не сатаны, а политической тирании — безликие, автоматически действующие фигуры, глухие к отчаянию и презрению своих жертв. Подобным сценам предстояло повторяться в современной истории бесчисленное число раз. С гениальной прозорливостью Гойя создал картину, ставшую ужасающим символом нашего времени.

В конце концов, в 1824 году Гойя уехал в добровольное изгнание, после недолгого пребывания в Париже он осел в Бордо, где и умер. Значение его творчества для художников, писавших в необарочном стиле, лучше всех оценил величайших из них Эжен Делакруа (см. стр. 355— 361), который сказал, что идеальным стилем было бы сочетание художественной манеры Микеланд-жело с манерой Гойи.

Живопись Испания Романтизм Одним из многих очевидных противоречий, присущих романтизму, является то, что несмотря на безграничную свободу индивидуального творчества, это направление стало искусством, служащим развивающемуся классу дельцов и коммер- сайтов, который в XIX веке занял господствующее место в обществе и стал основным источником поддержки художников, заменив собой государственные субсидии и покровительство аристократов

Она зародилась в студии Жана-Луи Давида, ставшего пылким поклонником Наполеона и создавшего несколько больших полотен, прославляющих императора Обращение к стилю необарокко, представителем которого во Франции был Гро, вдохновило многих талантливых художников. Для них политика перестала быть религией.

Теодор Жерико (1781-1824) кроме Гро поклонялся Микеланджело и великим художникам барокко

В конце концов мантия Давида опустилась на плечи Жана-Огюста-Доминика Энгра (1780—1867).

Эжен Делакруа. «Резня на Хиосе». 1822-24 г. Холст, масло. 4,22 х 3,53 м. Лувр. Париж

1824 года стал знаменательным для французской живописи. Умер Жерико — с ним произошел несчастный случай во время прогулки верхом. Из Италии вернулся и наконец получил общественное признание Энгр; в Париже были впервые выставлены работы английского живописца-романтика Джона Констебла, явившиеся откровением для многих французских художников

Оноре Домье. «Вагон третьего класса» 1862 г. Холст, масло. 66 х 90,2 см. Метрополитен музей, Нью-Йорк. Завещание миссис X. О. Хавермейер 1929 г. Коллекция X. О. Хавермейер


История искусства